Может ли ребенок быть похож на бывшего партнера девушки

На Ставрополье снизился риск заражения ВИЧ-инфекцией от матери к ребенку

За весь период наблюдения в Ставропольском крае у ВИЧ-инфицированных женщин родилось 698 детей.

Во время планирования беременности любой женщине необходимо сдать кровь на ВИЧ- инфекцию.

Исследования во время беременности проводятся два раза: при постановке на учет в женскую консультацию и перед декретным отпуском.

Что делать, если у беременной выявлен положительный анализ на ВИЧ?

Ответ один – прийти в Краевой центр СПИД.

Раньше наличие ВИЧ-инфекции являлось препятствием для того, чтобы женщина решилась стать мамой. Но сейчас благодаря современным антиретровирусным препаратам появилась возможность выносить и родить здорового малыша.

Диспансерное наблюдение ВИЧ-позитивной беременной женщины осуществляется одновременно двумя специалистами:

  • акушер-гинеколог следит за течением беременности, внутриутробным развитием плода, сопутствующими заболеваниями;
  • инфекционист оценивает эффективность и переносимость антиретровирусной терапии, а также даёт рекомендации по родам.

Врач-инфекционист вместе с акушером-гинекологом и будущей мамой сделают все, чтобы ребенок родился здоровым.

ВИЧ может передаться от женщины к ребенку только тремя способами:

  1. Внутриутробно (особенно на поздних сроках беременности – после 35 недель).
  2. Во время родов.
  3. При грудном вскармливании.

Если не принять никаких мер, риск передачи вируса очень высок (20-50%).

Если же вовремя проводить лечение, риск передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку снижается до 1-2%.

Как не заразить ребенка ВИЧ-инфекцией при беременности?

Как отмечает заведующая амбулаторно-поликлиническим отделением Краевого центра СПИД Оксана Каитова, чтобы предупредить заражение, необходимо соблюдать следующие правила:

  1. Медикаментозная профилактика. Своевременное начало приема лекарств, направленных на лечение ВИЧ- инфекции, позволяет снизить количество вируса и практически полностью предотвратить заражение малыша. Все препараты, которые выдают беременным женщинам с ВИЧ-инфекцией в России, рекомендованы ВОЗ и не влияют на развитие плода.
  2. Неспецифическая профилактика. Правильное питание, здоровый образ жизни, профилактика и лечение обострений хронических заболеваний. Подобный подход – часть профилактики осложнений при ВИЧ-инфекции, а также гарантия обеспечения нормального развития ребенка.
  3. Кесарево сечение.Если профилактика антиретровирусной терапией не проводилась или была недостаточно неэффективной, женщине рекомендуется плановое кесарево сечение. Операция позволяет избежать дополнительного контакта с кровью, который неизбежен при естественных родах.
  4. Отказ от грудного вскармливания.Чтобы защитить ребенка от заражения ВИЧ-инфекцией через грудное молоко, маме необходимо использовать только искусственное вскармливание.

Если профилактические меры срабатывают, уровень вируса в крови матери снижается до неопределяемого, а ребенок не контактирует с биологическими жидкостями матери (а именно через них и передается вирус).

Рождаются ли здоровые дети от болеющих отцов?

Дети с ВИЧ могут рождаться только от ВИЧ-инфицированных матерей, статус отца значения не имеет. Поэтому при зачатии главное – не заразить женщину, а добиться этого вполне возможно.

ВИЧ-инфицированный мужчина должен получать эффективную противовирусную терапию. В этом случае концентрация вируса в крови у него снижена, то есть риск передачи вируса значительно снижается. Чтобы минимизировать вероятность инфицирования женщины, незащищенный секс допустим только в благоприятные для зачатия дни. Эта мера обезопасит женщину в момент зачатия. Второй вариант – очищение спермы и искусственное оплодотворение.

Как уберечь ребенка от вируса после рождения?

Чтобы предупредить заражение у ребенка ВИЧ-инфицированной женщины, ему назначаются специальные препараты через 8 часов после окончания родов. До этого момента продолжается действие средства, которое принимала мать.

Для маленьких детей предусмотрены жидкие формы лекарства. Вводятся они через ротовую полость. Ребенок от ВИЧ-позитивной мамы должен находиться на искусственном вскармливании.

Исследования на антитела к ВИЧ проводятся в срок 12 месяцев и 18 месяцев. В случае отрицательного результата к 18-му месяцу жизни ребёнка решается вопрос о том, чтобы снять его с учёта. В принятии решения участвуют инфекционист и педиатр.

Таким образом, мы можем сделать вывод – возможность иметь здоровых детей у ВИЧ-положительных людей такая же, как и у ВИЧ-отрицательных.

Подробную информацию о ВИЧ/СПИДе ищите на сайте Ставропольского краевого центра СПИД: спид-26.рф

Источник статьи: http://atvmedia.ru/news/health/23363

Беременность с ВИЧ: есть ли у ребенка шанс родиться здоровым?

Планета Земля опустошается не только онкологией и инфарктами. По данным ВОЗ, на сегодняшний день в мире примерно 36,9 миллионов человек инфицированы ВИЧ, причем, в 2018 году в мире было зарегистрировано 1 млн 800 тысяч новых случаев заражения.

Общее число зарегистрированных ВИЧ-инфицированных, за все годы наблюдения на 1 января 2018 года составило 1,2 миллиона человек. К началу 2018 года в РФ зарегистрировано более 10 тысяч детей с диагнозом ВИЧ‐инфекция, из них только 91% получают антиретровирусную терапию.

Здесь мы расскажем о том, можно ли с ВИЧ родить здорового ребенка.

Передается ли ВИЧ от матери к ребенку?

Пациенты врачей-инфекционистов Федерального научно-методического Центра РФ по профилактике и борьбе со СПИДом — инфицированные беременные женщины, дети, рожденные от вич инфицированных матерей, члены их семей и просто близкие им люди. Борьба с вирусом — их работа: они поддерживают пациентов, наблюдают за будущими матерями во время беременности, готовят их к родам. А потом остаются врачами для женщины и ребенка от ВИЧ-инфицированной матери на всю жизнь.

Они всегда на шаг впереди врачей, которые ежедневно принимают потоки постоянных и новых ВИЧ-пациентов. Задача врачей-инфекционистов Центра по профилактике и борьбе со СПИДом — не просто назначать готовые лекарства, а создавать нечто новое, чтобы превратить обреченное существование ВИЧ-положительных людей в комфортную жизнь. Именно они отвечают на главный вопрос, который волнует женщину: «Ребенок от ВИЧ-инфицированной матери может заразиться?». Многие из пациентов Центра охотно участвуют в программах по исследованию новейших импортных препаратов, которые еще не пришли в клиническую практику России. Ведь именно здесь в 1997 году был впервые испытано первое российское лекарство для лечения ВИЧ — фосфазид, удостоенный в 2000-м году Государственной премии.

Этот препарат перевернул жизнь сотен пациентов и открыл новые возможности, его начали применять для лечения беременных женщин. Однако главной его проблемой оставался побочный эффект — анемия, которая отражалась на состоянии новорожденных. В результате новых исследований был создан комплексный препарат, сохранявший у беременной нормальный уровень гемоглобина. Результат был достигнут — анемия исчезла, переносимость препарата улучшилась. Так в России впервые родились 300 здоровых детей от ВИЧ-инфицированных матерей и люди наконец получили четкий ответ на вопрос: передается ли ВИЧ от матери к ребенку? Сегодня, благодаря терапии, в России живут десятки тысяч детей без ВИЧ.

Что мы знаем о СПИДе

До 1997 года в России было всего 60 детей, рожденных от женщин, живущих с ВИЧ. В 2014 году, по данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, это число насчитывало около 80 тыс. Из них — шесть с половиной тысяч были инфицированы вирусом. Россия занимает одно из первых мест в мире по скорости распространения ВИЧ, и иммунодефицит постепенно перешел в категорию общенациональной проблемы. По данным 2018 года, в России живут более 10 тысяч детей с диагнозом ВИЧ, но из них только 91% получают антиретровирусную терапию.

Если раньше это заболевание встречалось в основному наркоманов и гомосексуалистов, то теперь отмечается рост передачи ВИЧ половым путем. Российская эпидемия среди детей началась еще в конце 80-х годов прошлого века, когда в роддомах и детских больницах Ростова, Элисты и Волгограда была зафиксирована передача ВИЧ от матери к ребенку: ВИЧ-диагноз поставили сразу 270 малышам. Именно тогда, в 90-е годы, когда СПИД перестал быть болезнью узких категорий граждан, а от больных СПИДом детей начали отказываться родители.

Мифы и правда о заражении ВИЧ

Вопреки мифам, утверждающим, что ВИЧ можно заразиться самыми разными способами, существует лишь несколько путей инфицирования:

  • при незащищенном сексе;
  • через кровь;
  • от матери ребенку во время беременности, родов и при кормлении грудью.

Вирус опасен для беременной тем, что разрушает защитные клетки — лимфоциты. Количество лимфоцитов постепенно сокращается, и организму становится нечем бороться с инфекцией. Если не применять никаких мер профилактики, риск передачи ВИЧ от матери ребенку достигает 50%. А самым серьезным риском передачи является процесс родов.

При первом обращении в женскую консультацию пациентке обязательно назначают анализ крови на ВИЧ. Положительный результат означает, что у женщины в крови есть вирус иммунного дефицита. Некоторые ошибочно называют это состояние СПИДом, но это неверно. СПИД – это терминальная или конечная стадия ВИЧ, которая длится около полутора лет. Общее состояние организма при СПИДе настолько подавлено, что женщина попросту не может забеременеть.

Как у ВИЧ-инфицированных рождаются здоровые дети?

Инфицированную будущую мать наблюдают два врача – гинеколог и инфекционист. Именно от их грамотной работы риск заражения новорожденного сводится от 50 % до 1,2%. И именно поэтому врач-инфекционист разрабатывает индивидуальную схему лечения. Препараты блокируют развитие вируса на разных стадиях – при прикреплении к клетке, при созревании РНК, при размножении внутри клетки. Так что при полноценном лечении ВИЧ-инфицированная женщина вполне может родить полностью здорового ребенка. Конечно, его нельзя будет кормить грудью. Но это — мелочи по сравнению с угрозой заражения.

Прежде, чем назначить правильную терапию, надо немало узнать о будущей матери: чем она живет, какой образ жизни ведет и готова ли многое изменить ради будущего ребенка. На всем этом будет строиться схема профилактики. Вполне вероятно, что первые назначенные препараты будут не теми, которые нужны организму беременной. Врач и пациентка вместе ищут идеальный вариант, меняют схему лечения, чтобы сделать ее комфортной.

Ребенок может быть инфицирован во время родов, поэтому в процессе появления на свет малыш уже получает профилактику. В США детей ВИЧ-инфицированных матерей наблюдают первые 5-6 месяцев. В России защитные меры продолжают до полутора лет, так как до этого периода в его крови находятся материнские антитела. Но инфицирован ребенок или нет, можно узнать уже через полгода после его рождения с помощью специальной ПЦР-диагностики.

Если ребенок все-таки заразился ВИЧ

Если малыш все же заразился ВИЧ при рождении, его болезнь будет протекать тяжелее, чем у детей, заболевших в более поздний период. Им с первой минуты жизни назначают особое лечение. Да и сложностей у них бывает немало, ведь новорожденный организм стремится отвергать препараты и оказывать сопротивление лечению. Связано это с особенностями созревания иммунной системы. Большинству сегодняшних детей удается через это пройти, но есть и те, чей организм не выдерживает.

Детской смертности от ВИЧ можно избежать, поэтому врачи не устают постоянно убеждать беременных женщин: «Если у вас ВИЧ — придите как можно раньше. Чтобы ваш ребенок остался жив». Но, увы, не все женщины, узнав о беременности, сразу торопятся сдать необходимые анализы. Порой пациентка знает или догадывается о диагнозе и по этой причине страх быть «изобличенной» заставляет ее откладывать поход к врачу. Понять женщину, живущую в России, несложно, ведь не только общество боится и отвергает ВИЧ-инфицированных, но и сами врачи порой отказывают им в помощи, осуждая и самостоятельно решая исключить их из числа пациентов.

Кстати, подобное «исключение» из-за прихоти врача — не просто отказ от клятвы Гиппократа, а еще и уголовно наказуемое преступление согласно ст. 124 УК РФ.

Поэтому и самим ВИЧ-инфицированным стоит научиться пониманию того, что они — обычные пациенты, которым обязаны оказать квалифицированную помощь. В Федеральном научно-методическом центре по профилактике и борьбе со СПИДом толерантность — не просто проявление этики. Профессиональный подход и ориентация на науку — личная позиция руководителя клиники академика Вадима Покровского.

Да, ВИЧ-инфицированному пациенту придется принимать лечебные препараты всю оставшуюся жизнь. Но благодаря современной терапии, эта жизнь вполне может стать долгой и счастливой. Конечно необходимо ко многому привыкнуть — к периодическим визитам в клинику, к сменам схемы лечения, к тому, чтобы достойно ощущать себя среди других людей. Но у каждого человека — своя жизнь и своя история. А у ВИЧ-инфицированных она — особая. Возможно, через несколько лет врачи создадут «волшебную таблетку» или вакцину, которая изменит все. Но пока ВИЧ для ребенка — это судьба, сдерживать которую помогают только научные открытия.

Просто пациенты

Инфицированные дети, как и самые обычные, бывают двух категорий — те, кто живет в семьях, и те, от кого отказались родители. Ни те, ни другие ничем не отличаются от здоровых. У них те же заботы, те же игры. И вирус не действует пагубно ни на их психологию, ни на характер. У них нет «взрослых вопросов» и озабоченных лиц. Они привыкают к регулярным заборам крови, таблеткам и плановым госпитализациям. В детдоме из таких детей создают отдельную группу, но они полноценно общаются с другими воспитанниками. Словом, живут почти как все.

Врачи-инфекционисты считают, что не следует дискриминировать ни детей, ни взрослых инфицированных. И даже беременная ВИЧ-пациентка может спокойно и безопасно рожать в одной палате со здоровой — в стационаре для этого все предусмотрено. Для этого не нужны ни резервации, ни гетто. Надо не бояться, а четко понимать, что ВИЧ передается только тремя путями — через незащищенный секс, кровь и от матери к ребенку. И когда люди это усвоят, начнется нормальное и безопасное общение между здоровыми и инфицированными. Главное — понять, что ВИЧ-инфицированные — такие же пациенты.

Часто исход лечения и профилактики зависит от интеллектуального уровня пациента. Кому-то легко объяснить принципы лечения, кому-то — более сложно. Врачи утверждают, что «любопытный» пациент более надежен, чем «скромный» и не задающий «лишних вопросов». Отдельный круг пациентов — сообщество ВИЧ-позитивных. Они много общаются друг с другом, делятся массой фактов и разной информацией.

СПИД-диссиденты

По утверждению специалистов, провести профилактику на протяжении всей беременности врачам удается только для 75% инфицированных женщин. Часть из них отказывается от противовирусных препаратов, поддавшись настроениям СПИД-диссидентов. Это так называемые «ВИЧ-отрицатели», которые активно продвигают антинаучные гипотезы об отсутствии как самого вируса, так и связи ВИЧ со СПИДом.

Известно, что правительство Южной Африки некоторое время использовало»СПИД-диссидентство» для того, чтобы оправдывать свою бездеятельность в области борьбы с ВИЧ. Это привело к тому, что ЮАР сейчас занимает первое место в мире по распространенности ВИЧ. Российский эпиднадзор не закрывает глаза на эпидемию и оказывает ей сопротивление. Так что сайты ВИЧ-диссидентов вполне можно приравнять к тем, которые популяризируют способы самоубийств. С преступлением граничит практика ВИЧ-диссидентов по введению «моды» на усыновление инфицированных детей и ограждение их от терапии.

Исправить эту ситуацию помогают так называемые «равные консультанты». Это члены сообществ ВИЧ-инфицированных, которые давно проходят лечение и живут с открытым статусом. Они не просто осознают свое положение, но готовы помогать «новичкам», рассказывая о своем опыте возвращения к жизни. Им доверяют многие пациенты, и такая социальная поддержка помогает вовремя начать терапию.

Целомудрие или профилактика?

В России уже много ВИЧ-пациентов, которые стремятся жить полноценной жизнью: они рожают по двое-трое детей, открывают бизнес, ведут дела, устраиваются на работу, активно общаются со здоровым сообществом. Сегодня самому взрослому пациенту, которого врачи наблюдали еще в утробе инфицированной ВИЧ матери, 18 лет. Он здоров, но его матери придется принимать лекарства всю оставшуюся жизнь. Чтобы таких историй становилось меньше и несмотря на то, что у ВИЧ-инфицированных могут быть здоровые дети, с несовершеннолетними необходимо проводить грамотную работу — в семье, в школе, повсеместно.

Однако реальность пока очень далека от идеала. Так называемая «социальная реклама», которой российские муниципальные учреждения пытаются остановить распространение ВИЧ, попросту не выдерживает критики. Безусловно, в семейных ценностях и целомудренном подходе к жизни есть особый смысл. Но эти темы не имеют ничего общего с профилактикой СПИДа. Ведь реальность заключается в том, что большинство современных подростков очень рано вступают в половую связь, а многие из них пробуют наркотики. И считанные единицы думают о том, как при этом сохранить свое здоровье и жизнь. Да, ранний секс и наркотики — это неправильно. Но сегодня выбор заключается не в том — что хорошо, а что плохо. А в том — жить или умереть. И возможно, родители просто не успевают разъяснить своему 15-летнему чаду пользу семейных ценностей. Однако доказать ему необходимость презерватива и индивидуального шприца они просто обязаны.

Ежегодно растущая ВИЧ-статистика заставляет нас всех снять «розовые очки», найти деликатные слова и начать откровенный разговор с нашими детьми на тему сексуальной профилактики. А ценности прививать параллельно.

Источник статьи: http://plusmama.ru/articles/beremennosti-i-akusherstvo/beremennost-s-vich/

Грудное вскармливание и ВИЧ в эпоху неопределяемой нагрузки

Как существующие инструкции по грудному вскармливанию для ВИЧ-положительных женщин влияют на их жизни? Какие изменения могут произойти? Внештатный редактор The Well Project Оливия Форд пересказала дискуссию по этой теме с конференции по СПИДу в США. Спикеры обсудили весьма революционную для прогрессивных стран идею: разрешить матерям с ВИЧ кормить грудью новорожденных детей.

Когда речь идет о питании новорожденных, мы часто слышим, что нет ничего лучше грудного вскармливания (если мать способна так кормить). Даже когда у матери ВИЧ, эта рекомендация остается верной как для женщин на антиретровирусной терапии, так и для их детей, если они живут в регионах с ограниченным доступом к ресурсам. В таких местах у новорожденных высокие риски вреда здоровью (вплоть до смерти) из-за расстройств пищеварения и других заболеваний, от которых может защитить грудное вскармливание. Молочные смеси — не вариант, если у матери нет средств либо на саму смесь, либо на чистую воду для ее разведения или нет холодильника, в котором смесь можно хранить. Специалисты здравоохранения пришли к выводу, что преимущества грудного вскармливания перевешивают риск инфицирования ВИЧ в регионах с такой нехваткой ресурсов.

Но в странах, где нет таких проблем, в частности в США, ВИЧ-положительным женщинам говорят не кормить новорожденных грудью. Молочные смеси, чистая вода и холодильники здесь, как правило, доступны, соответственно, и риск ребенку умереть от диареи значительно ниже.

Эти инструкции основываются на убеждении, что даже самый низкий риск передачи новорожденным ВИЧ через грудное молоко не оправдан, когда родителям доступны альтернативные варианты. Отчасти из-за этого практически отсутствуют исследования взаимосвязи ВИЧ и грудного вскармливания в условиях различного доступа к ресурсам. К тому же руководства по грудному вскармливанию, как правило, концентрируются только на здоровье и благополучии новорожденных, опуская важные для матери аспекты.

Сейчас, когда мы знаем про Н=Н (при неопределяемой вирусной нагрузке человек с ВИЧ не может инфицировать другого половым путем), все чаще возникает вопрос: имеют ли еще смысл эти руководства? Особенно если учитывать исследования, проведенные в условиях недостатка ресурсов, которые демонстрируют очень низкий риск передачи ВИЧ младенцам, если кормящие родители принимают эффективные средства от заболевания.

В 2019 году этот вопрос обсудили на конференции по СПИДу в Вашингтоне (штат Колумбия). Дискуссию модерировала исполнительный директор The Well Project Криста Мартель. Также участвовали: ведущая блога A Girl Like Me и мать девятилетнего сына Сиара Ковин, Клэр Гасамагера из Международного сообщества женщин, живущих с ВИЧ, и Мариэль Гросс, доктор наук, гинеколог и специалистка по биоэтике, работающая в университете Джонса Хопкинса. Мы приводим пять ключевых тезисов дискуссии.

1. Отказ от грудного вскармливания может быть крайне болезненным как эмоционально, так и физически для ВИЧ-положительных женщин.

Ковин и Гасамагера родили здоровых детей, но они вспоминают, как страдали и испытывали физическую боль из-за невозможности дать своим новорожденным детям молоко, созданное их телами. «Когда я принимала душ, мои груди наполнялись молоком, и я начинала плакать, — вспоминает Гасамагера. — Мне казалось, будто ребенок может в любой момент умереть, потому что все, что я знала, — детей надо кормить грудью». Ковин также столкнулась с болезненными ощущениями в груди, которые не могла облегчить грудным вскармливанием. «Я должна была наслаждаться материнством, но вместо этого обвиняла себя за когда-то принятые решения. А они теперь влияли на ребенка, которого я не могла накормить».

по теме

Общество

«Так получилось, никто в этом не виноват». Как в России живут подростки с ВИЧ

Разочарование Гасамагеры усугублялось ее опытом: она родилась и долго занималась активизмом в Восточной Африке. Соответственно, она знакома со многими ВИЧ-положительными женщинами, которых поощряли кормить грудью в соответствии с руководствами по ВИЧ для этого региона. Но, живя в США, она столкнулась с полностью противоположными рекомендациями.

Вдобавок и у нее, и у Ковин началась послеродовая депрессия. По их словам, во многом она была связана с врачебным контролем их тел: специалисты совсем не обсуждали с ними решения и варианты по кормлению. Опыт обеих женщин отражает недавнее исследование, показавшее, что недоступность грудного вскармливание может усугублять послеродовую депрессию, особенно у женщин, которые хотели кормить, но не смогли.

Сейчас, когда Ковин уже 30, она откладывает новую беременность. Во многом чтобы увидеть, изменятся ли руководства или отношение специалистов и сможет ли она кормить своего будущего ребенка грудью в поддерживающей обстановке. «Я думала, что мне дадут время подержать ребенка на руках, но у меня его отняли с самого начала».

2. Чтобы направить обсуждение ВИЧ и грудного вскармливания в новое русло, нужно изменить язык и точку зрения на проблему.

Почему возможность кормления грудью зависит от места проживания матери, учитывая, что люди и болезнь — те же самые? Этот вопрос когда-то вдохновил Мариэль Гросс заняться исследованием этического измерения проблемы. Доказанные преимущества грудного вскармливания — как для матерей, так и для новорожденных — это не только полноценное питание для ребенка или быстрое снижения веса кормящей мамы. Речь идет об уменьшении рисков, потенциально опасных для их жизни. И это также верно для обеспеченных ресурсами регионов мира, где ВИЧ-положительным матерям не рекомендуют кормить грудью.

А руководства по ВИЧ про грудное вскармливание чаще всего концентрируются на здоровье новорожденных, то есть на риске передачи заболевания. Но грудное вскармливание заметно влияет и на здоровье женщины. Доказано, что у женщин в США, не кормивших грудью, выше риски:

  • возникновения рака груди и яичников (две из пяти самых смертоносных форм рака среди женщин в стране);
  • метаболических синдромов (повышенного кровяного давления и диабета);
  • осложнений при вынашивании и родах следующих детей.

Это весомые причины ухудшения здоровья и повышения смертности женщин в США. «Я даже не знала, что существуют какие-то плюсы грудного вскармливания для матерей и что возможны какие-то отрицательные последствия, если не кормить», — заметила Ковин.

Наконец, довольно некорректно говорить о рекомендациях женщинам, живущим с ВИЧ, избегать грудного вскармливания в порядке «предотвращения вреда», потому что такое определение характеризует грудное вскармливание как некую вредоносную деятельность, хотя это естественная, пусть иногда и сложная часть родительства.

3. Стигма вокруг ВИЧ затрудняет принятие решений и влияет на восприятие риска при грудном вскармливании.

«В США наше лечение всегда индивидуализированно», — отмечает Гросс. Это значит, что планы лечения подгоняются под конкретных людей на основе факторов среды, поведения и генетики. По крайней мере, к этому идеалу стремятся медики. В случае с новорожденными к идеалу приблизиться даже проще — врачи наблюдают пациентов часто и хорошо их знают. Но почему-то эту модель никто не применяет, когда речь идет о вскармливании ВИЧ-позитивными матерями.

«Откуда здесь такой усредненный подход?» — задается вопросом Гросс. Она объясняет,

что мы толком не знаем до сих пор, будет ли отказ от кормления в описанных выше ситуациях лучше для новорожденных или нет. Практически нет доказательств и исследований в регионах с широким доступом к ресурсам. В свою очередь запрет кормить усложняет проведение исследований даже в форме наблюдений.

Неуверенность медицинского сообщества по поводу того, какой из подходов даст наилучшие результаты, называется клинической эквиполентностью. В контексте этого, объясняет Гросс, этически ответственным решением было бы собрать всю информацию, которая поможет врачам и их клиентам выбрать подход, и принять решение вместе. Но вместо этого женщин, живущих с ВИЧ в США, отговаривают от грудного вскармливания.

По сути, женщина отрезана от возможности идти иным путем, который потенциально мог бы защитить ее и ребенка от серьезных последствий для здоровья.

по теме

Общество

Пятилетний «равный» консультант. Как в детском саду проверяли на ВИЧ

К ним относится синдром внезапной младенческой смерти — буквально смертельный приговор для более чем тысячи младенцев в США ежегодно (хотя причины не ясны, известно, что грудное вскармливание снижает риски). Еще более тревожно, что чернокожие и другие небелые женщины, которые диспропорционально поражены ВИЧ, также сталкиваются и с более высокими рисками и более тяжелыми последствиями различных причин материнской и детской смертности. Которые могло бы снизить грудное вскармливание. «Последовательные рекомендации не кормить грудью женщинам с неопределяемой вирусной нагрузкой, получающим терапию, скорее могут привести к повышению неравенства в области здравоохранения, чем сократить вред», — убеждена Гросс.

Так почему же идея совместного принятия решений не продвигается, даже когда существуют доказательства, собранные в регионах с низким количеством ресурсов? Исследования женщин, кормящих грудью и получающих терапию, показали, что риск передачи ВИЧ составляет менее 1 %, а грудное вскармливание может защитить от ряда других угроз здоровью женщин и детей на протяжении всей их жизни. Ответ кроется в стигме вокруг этого заболевания.

4. Люди, живущие с ВИЧ, приходя к врачу, нуждаются в товарищах, а не следователях.

Как женщины могут поделиться своим опытом грудного вскармливания, оставаясь анонимными? Гасамагера предложила посмотреть на эту проблему иначе: что специалисты в области здравоохранения должны сделать, чтобы создать более безопасное пространство? «Первое, что придется сделать представителям здравоохранения, — это восстановить доверие, дабы я могла прийти к вам, не думая, что вы смотрите на меня как на человека, который собирается навредить своему ребенку. То, что у меня ВИЧ, не делает меня преступницей», — сказала она.

Гасамагера вспоминает свой опыт, когда она сомневалась, стоит ли ей звонить врачу, когда у ее ребенка были проблемы со здоровьем. Она боялась, что ее обвинят в причинении ребенку вреда: «В клинике мне нужны товарищи, а не следователи».

Мартель подчеркивает, что даже при поддержке некоторых специалистов другие, невежественные, представители системы здравоохранения могут поставить ВИЧ-положительную женщину под угрозу внимания социальных служб из-за грудного вскармливания. «Это может сделать приходящая медсестра, педиатр или какой-нибудь случайный медик — даже если все остальные поддерживают эту женщину. Они просто могут сделать анонимный звонок и сказать, что ребенок в опасности», — добавляет Мартель.

Страх наказания за выбор, сделанный на пользу себе и ребенку, полностью подрывает автономию родителей. «Нельзя говорить о совместном принятии решений, если вы боитесь, что можете потерять ребенка из-за грудного вскармливания. Это несвобода выбора, и в этом проблема: мы не знаем, что лучше или хуже для этого ребенка», — заключила Гросс.

5. Крайне важно получить больше информации о ВИЧ и грудном вскармливании.

Так какие исследования можно провести в ресурсных регионах, чтобы больше узнать о вирусной нагрузке в грудном молоке или механизме передачи? Что позволит выяснить, является ли грудное вскармливание приемлемым вариантом для женщины, живущей с ВИЧ в конкретных условиях? Гросс признает важность более широкой доказательной базы в этой области, но подчеркивает, что уже есть результаты исследований, которые могут быть использованы в здравоохранении.

«Дети рождаются в таких условиях каждый день, но они не могут подождать, пока будут проведены рандомизированные исследования, — считает Гросс. — Нужно использовать все, что у нас уже есть, и максимально тщательно принимать решения, помня, что они не идеальны».

Своим беременным пациенткам, живущим с ВИЧ, на приеме она говорит так: «Согласно имеющимся в США данным, грудное вскармливание обладает рядом преимуществ для вас и вашего ребенка, но также существует риск передачи ВИЧ при грудном вскармливании — а что вы об этом думаете?».

Источник статьи: http://spid.center/ru/articles/2593/

bezinsulina